Флуктуация переживания угрозы

В экстремальной ситуации переживание угрозы у индивида может колебаться, возрастая до панических состояний или ослабевая до невосприятия угрозы, редукции мотивации самосохранения. Понятие сознательное поведение не отражает, что и нарушение запрета совершается в сознании (при его наличии и сохранности) — знаю, но на том стою, делаю по личным соображениям и по моему личностному смыслу. Редукция тревоги в дополнении с склонностью к риску, рационализацией опасности, политической ангажированностью по отношению к восприятию запретов властей могут толкать людей на улицу… По этой и другим причинам, снова люди высыпали на улицы. Много машин ездит, люди ходят туда-сюда по 2-3 человека, много людей без масок – процентов 40%, гуляют с детьми, катаются на роликах… Так по всему миру, в той или иной степени… Без жёсткого внешнего принуждения некоторые граждане не могут и не хотят ограничивать себя? Свобода и ответственность за собственные поступки по отношению к другим соотносительны- свобода требует самоограничения Поступок и проступок (к правовой норме) не одно: всякие спекуляции на эту тему идеологизированны. Поступок — вопрос совести.

Транзитный мир. По достоверным источникам коронавирус нам завезли из 73 стран. Значит, к нам попал не только китайский и не только итальянский штамм вириона, а какие-то перекомбинированые версии, вступившие, кроме того, в многообразные взаимодействия. Этот вирус долго гулял в контактных средах и гиперпросранствах мегаполиса. Высокая транзитность человека: мы существа переходные, мы существа транзитные — нынешний статус постиндустриального мира, размытый между оседлым и кочевым человеком, и идентичность личности с размытой гражданственностью поставили мир в тотальной пандемии, создавая единую шарообразную экстремальность — весь земной шар охвачен патогеном. Высокотранзитный патоген распространился по живым коммуникативным сетям, набросанным как паутина на шар земной, не только по виртуальным, симулятивным сетям интернета. Поэтому глобальны й мир распался на самоизолированные страны и города. Мир теперь мозаичен.

Смысловая теория экстремальности. Трансформация смысла в переходе от мира повседневности к миру неповседневности и дифференциация смысла существования на L- и D-смыслы, и дифференциация личностного смысла на авто-смысл и альтитуды-смысл (смысл для меня и смысл для другого) — основа нашего подхода. В экстремальности человек может оказаться в смысловой диффузии. «Ради чего» ставит его в ситуацию буриданова осла. Возникает проблема спасти другого от себя, несущего угрозу. Размытая идентичность — диффузная идентичность оказалась в дилемме влечения и культурного подавления, и соотнесения прав и обязанностей. Так как экстремальная ситуация пандемии требует чрезвычайных превентивных мер, когда граждане, охваченные властью желания, не отражают требования реальности — реальности смерте-центрированной, игнорируют принцип долженствования, кладущий основу не навреди другому. Работает ли Совесть или нет — вот вопрос. Принцип долженствования и нравственный постулат в неповседневности особенно сдвигается в задачу не нанесения вреда окружающим. Сейчас в далёких аулах Дагестана высокомобильные граждане и гражданки занесли патоген. Индивидуальные решения в неповседневности имеют высокую цену риска для других, патоген перемещается в контейнере — теле неответственного индивида, когда он зная, что может быть источником опасности для других исключает себя из возможного цепи распространения патогена. Между знанием и личностным смыслом опасности имеется разрыв и некоторые ведут себя будто обладает индульгенцией от смерти. Транзитный человек с размытым чувством ответственности — диффузией ответственности с психологией «никому я ничего не должен» становится опасным распространителем вирулентного агента. Я право имею, а ты должен. Это не про меня сказано, это для других предписано. Я- исключение из того бытия, я — исключительность. В неповседневности власти везде в мире ограничивают передвижения, локализации и коммуникации, так действуют санитарно-эпидемиологические требования. В экстриме свобода человека как личная ответственность перед лицом пандемии — становления переносчиком, своеобразной крысой — негативна и апофатична: свобода состоит в том, чтобы соблюдать права личности «не быть» — не быть объектом заражения патогеном. Твоя свобода кончается там, где ты несёшь ответсвеность за мою свободу. И так в терминах свободного поведения личности. Личностный смысл — ради чего — распадается на два полюса, разносится между смыслом для меня и смыслом для другого. Ради чего без соотнесения автосмысла и альтросмысла для спасения другого от собственных, не учитывающих другого, смыслов. Личность сама должна изолировать себя от меня и от другого, накладывая на себя самоограничения, чтобы не нанести вред другому.

Автор: Мадрудин Магомед-Эминов